1917 — 2017 генетический код

Постараюсь быть кратким. Прошло 100 лет с тех пор, как поменялось не только социальное и государственное устройство России с прилегающим пространством, но и мировоззрение людей во всём мире. Я не претендую на роль эксперта ни в истории, ни в психологии, ни в генетике. Расскажу только о собственных переживаниях и том, как я осознаю свою генетическую память.

Знание своей родословной на 3-4 поколения вглубь веков, позволяет мне предположить, что мои предки с обеих сторон достаточно давно занимали в обществе то положение, которое сейчас назвали бы привилегированным. Торговцы, священники, промышленники, вольные казаки — это те, кто к 1917 году представляли мой  род. И я считаю, что в этом мне повезло.

А теперь представьте, что с ними происходило дальше. Лишённые своих привилегий , но не лишённые таланта, они старались адаптироваться к новым условиям, правилам, обстоятельствам. И наверное, тогда в них  стало разгораться пламя скрытой ненависти к несправедливости и произволу. Его они не могли скрыть от своих детей, а те уже от нас, хотя очень старались. Я помню.

Они действительно очень старались адаптироваться к новому времени. Но в 1938 году, сумевший подняться до уровня главного геолога крупнейшего и единственного нефтедобывающего объединения СССР — Азнефти, мой дед со стороны мамы, погиб в Колымлаге. А в 1941 году та же судьба чуть не постигла моего деда со стороны отца, получившего два высших образования в Берлине.

Чудом выжившие в этом котле мои родители, дяди и тёти с обеих сторон, несмотря на трудности, все без исключения, получили высшее образование в лучших ВУЗах  страны и заняли руководящие должности.  Они достойно и плодотворно выполняли свои обязанности, воспитывая нас в глубоком уважении к обществу и труду. От меня тщательно скрывали истории репрессий семьи.

До того момента, пока не умер тот, кто оклеветал отца моей мамы, его имя мне не называли. Позже мне стало известно, что он был одним из министров нефтяной отрасли.  Могу сказать прямо, что если бы я узнал о нём раньше, он бы меня запомнил. Кстати, вспоминаю, что упоминания про богатства моих двух прадедов в детстве вызывало во мне живой интерес и досаду об утраченном.

Мне до сих пор не даёт покоя та ситуация, которая сложилась в России в 1991 году, когда проснувшись утром, мы узнали, что 9000 рублей, накопленные родителями, на которые вчера можно было купить 3-х комнатную в Москве превратились в 90. Что какая-то группа сомнительных личностей «провела приватизацию», после чего мы все стали нищими, а они очень богатыми.

Хочу подытожить. В настоящее время жизнь постепенно ставит всё на свои места. И совершенно очевидно, что несмотря на ассимиляцию, люди по-прежнему делятся на тех, кто в состоянии собственным умом и силами зарабатывать себе средства для жизни, и на тех, кто кроме воровства, грабежа, убийств, мародёрства  и обмана не видят пути к насыщению своего животного аппетита.

Сегодня я не берусь доказать это на научном уровне. Но уверяю вас, ни 100 лет, ни 1000 не смогут стереть из  памяти то, что определяет наше сознание, культуру, менталитет. И даже если в каком-то поколении наступит сбой, то всё-равно, в следующих, доминанта каждого семейного рода будет восстановлена. И всё это благодаря маленькой спирали, в которой находится наш генетический код.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *